Как у меня ненцы Буран отобрали

Участвовали мы как-то во внедорожных соревнованиях, старт которых был в Надыме, а финиш в Салехарде. Происходили эти события в декабре уже далёкого 2005 года. В особые подробности вдаваться не буду, всё-таки речь немного не об этом, важен тот момент, что выиграли мы в этих соревнованиях снегоход Буран. Всё бы ничего, но приз был нам вручён в месте финиша, то есть в Салехарде.

Сашка, пилот машины-победителя, был этим самым подарком достаточно обескуражен. Где Новый Уренгой, а где Салехард. И что теперь с этим Бураном делать. И мы не придумали ничего интересней, чем помчаться на всех парах обратно в Уренгой, взять там моего боевого пикапа, и сразу же снова ехать в Салехард за снегоходом. Сказано – сделано, и вот мы на двух машинах шпарим в третий уже раз за последние пару суток по 600 километровому маршруту Новый Уренгой – Надым – Салехард, половина пути которого зимник.

Приключения начались ещё до выезда в глубокий снег. Несмотря на не так давно установленные новые подшипники в красивых красных оригинальных упаковках с гордой надписью Toyota, заднее левое колесо прямо на ходу начало отделяться от машины, выезжая на полуоси из чулка.

Вернувшись на 70-ке обратно в город и взяв нужные запчасти, быстро устранили поломку и снова рванули на Салехард. Выходные заканчивались, и времени в запасе у нас было не так много, нужно было поторапливаться.

Напомню, на дворе была примерно середина декабря, а это такое время в наших краях, когда зимники только-только начинают действовать. А кто не знает, то самое опасное время на зимниках это не конец весны, как принято считать, глядя на многочисленные фотографии в интернете. Весной всё предсказуемо, надо всего лишь смотреть на прогноз погоды, чтобы не стать героем очередного видеоролика. Самое опасное время это начало зимника. Сначала при прокладке дороги то и дело тонет гусеничная техника, а потом вроде бы уже неделями стоят морозы ниже тридцати градусов, вроде бы уже техника начинает ходить, но выпадает снег и коварные болота начинают оттаивать под снежной шубой. И тогда даже опытные северные водители могут оказаться в западне. Всё это усугубляется ещё и тем, что в отличии от весенней распутицы начало зимника приходится на полярную ночь и самые сильные морозы, когда промедление даже на сутки грозит полным вмораживанием машины.

Так что декабрьские зимники в наших краях выглядят как поле боя.

И то тут, то там торчит полузатонувшая различная техника.

Где-то её ещё пытаются спасти, а где-то уже отчаялись и бросили до установления крепких морозов, чтобы потом начать доставать с помощью вымораживания.

Нас так же сия участь не обошла стороной, и мы, объезжая очередную пробку, тоже нашли своё незамёрзшее болото.

Но чем легче машина, тем проще её доставать, поэтому минут через пятнадцать мы уже снова мчали к заветной цели, и достаточно быстро приехали в Салехард.

Грузим Буран, дежурное фото у стелы и в обратную дорогу. Но отъехав километров пятьдесят, на второй машине так же всё тот же оригинальный подшипник из красной коробочки приказывает долго жить.

Такой запчасти у нас с собой не оказалось. Поэтому я с Бураном в кузове разворачиваюсь и мчу снова в Салехард за подшипником.

Приезжаю, нахожу у друзей нужные детали и решаю заскочить на заправку дозаправиться. Только подъехал, как ко мне подъезжают два ненца на снегоходе.
— Где взял? – с какой-то нервозностью в голосе вопрошают они.
— Купил, – нехотя отмахиваюсь от них и иду оплачивать топливо. При этом слышу за спиной усилившийся беспорядочный галдёж.
— Как купил?! Где?! – начинают домогаться меня ненцы, перейдя на повышенные тона, когда я возвращаюсь к машине.
— В Салехарде. Где ещё, – снова отмахиваюсь от них отговоркой. Но их уже не остановить.

Что самое интересное, снегоходы начинают подъезжать друг за другом, и вокруг меня становится всё шумнее. Точнее, каждый очередной Буран, проезжающий мимо по дороге, как только замечает меня, сразу резко сворачивает на заправку.

Вы видели когда-нибудь ДТП, в которое попадает такси с представителем одной из диаспор вашего города? Ну, когда вдруг как по мановению волшебной палочки вокруг столкнувшихся машин собираются, наверное, все представители этой диаспоры и начинают что-то галдеть на каком-то своём языке. Вы же выхватываете из всей этой какофонии лишь бессвязные матерные выкрики.

Здесь ситуация была один в один. Единственное, весь гнев их обрушивался как-то не совсем на меня, а больше на Буран в моём кузове. При этом из шумной толпы были выбраны несколько активистов и пара снегоходов была куда-то послана для разборок. Меня же они слёзно просили никуда не уезжать и грозились с кем-то там разобраться. И вот тут уже выяснилось, что в Салехарде есть один единственный магазин, торгующий Буранами. И что у ненцев то ли квоты какие-то на них, то ли субсидии. Ну, короче, власти им эти Бураны должны. А в магазине их нет с лета. А так как зимник ещё не открылся, то и зимнего завоза до сих пор не было. И тут вдруг я такой модный джентельмен, который вот так взял и без очереди пошёл и купил себе новенький Буран. Ненецкому негодованию не было предела. И тогда пришла моя очередь рассказать, откуда в моём кузове появился этот снегоход. Но мне показалось, что мой рассказ их мало успокоил.

Пока дожидались толмачей, ненцы ходили вокруг Бурана, залезали в кузов, восхищённо что-то обсуждали и прицокивали языками. Этот дрындапет был ко всему ещё вроде бы какой-то новой модели. Меня же эта вся ситуация почему-то только веселила.

И вот примчали гонцы и таки успокоили митингующих. Видимо кто-то большой их в чём-то убедил, потому что приехавшие стали меня и мой Буран защищать. И тут вдруг один подходит ко мне и выпаливает.
— Продай!
Хм. А вот об этом я даже как-то и не думал. А что скажет Сашка? Ведь это он его выиграл. Хотя ему это чудо техники точно не нужно.
— А сколько он в магазине стоит? – спрашиваю.
— Восемьдесят! – закричали сразу почти одновременно несколько человек, и кольцо вокруг меня начало сужаться.
Здесь я понял, что отрицательный ответ их категорически не удовлетворит. Поэтому начал неопределённо рассуждать вслух, что в принципе, можно было бы и продать. Всеобщее возбуждение по этому поводу прервала внезапно выступившая вперёд ненка.

Тут мне надо немного прерваться и пояснить вам, что такое малица.

Кстати, этот дядька очень лихо носился на своих оленях в кромешной тьме, не снимая чёрных очков. А рядом с ним как раз Сашка, несостоявшийся владелец Бурана.

Малица, это такой балахон, который надевается сверху и внутри имеет достаточно много свободного места. И если, например, замерзают руки, то их можно вытащить из рукавов внутрь малицы и там спокойно отогревать. Те же сигареты и зажигалку ненцы достают из карманов внутренней одежды, убрав внутрь руки.

Так вот, возвращаясь к ненке. Как только я заикнулся, что почему бы и нет, она быстро вышла вперёд и не засунула руки внутрь малицы, а нагнулась и запустила руку под малицу снизу. Я аж попятился. Но в ту же секунду её рука снова появилась снаружи, а в ней уже был внушительный пресс тысячерублёвых купюр. Все вокруг разом погрустнели. Понятно стало, у кого сегодня фарт. Мне осталось только пересчитать пачку денег, хотя вряд ли бы уже этот пересчёт что-то поменял бы, так как в кузов тут же залезли, кажется, все присутствовавшие и уже аккуратно снимали свой драгоценный Буран на землю.

Источник: drive2.ru

Добавить комментарий