Санкции США будут топить рубль медленно, но неумолимо

Повторения 2014 года не ожидается, но и перспектив у российской экономики все меньше


Фото: Global Look Press

Материал комментируют:

Сергей Козловский

В среду, 27 февраля, Конгресс США опубликовал новую версию санкционного законопроекта против России DASKA (Defending American Security from Kremlin Aggression Act of 2019 — «О защите американской безопасности от агрессии Кремля»). О подготовке законопроекта стало известно 13 февраля, и тогда рубль отреагировал на эти новости ослаблением к доллару и евро.

Возможно, поэтому официальную публикацию документа российская валюта восприняла достаточно спокойно — риски уже заложены в курс. Хотя, как говорят эксперты, если «адские санкции» будут введены, это неизбежно ударит по рублю.

Среди предлагаемых мер — расширение «черного списка» за счет финансовых институтов и энергетических компаний, ограничение инвестиций в российские нефтяные и газовые проекты, ограничения в отношении кораблестроительного сектора. Кроме того, документ предусматривает запрет на сделки с долговыми обязательствами РФ со сроком погашения более 14 дней. Но судя по всему, санкции будут касаться нового госдолга и не распространяться на уже существующие обязательства.

Видимо, поэтому в ту же среду Минфин провел свои лучшие аукционы по продаже облигаций федерального займа (ОФЗ) с 2014 года. Банк России сообщил, что нерезиденты в январе увеличили вложения в российские ОФЗ на 54 млрд руб. (+ 3%) — до 1,844 трлн. руб. Таким образом, их доля увеличилась с 24,4% до 25%. Общий объем рынка ОФЗ вырос в январе на 42 млрд руб. — до 7,374 трлн. руб.

Читайте также

С. Обухов: Разведка США, бросившись на поиски «золота Путина», не там копает
На Западе не понимают, что такое власть, деньги и собственность в России

Ранее первый вице-премьер, министр финансов Антон Силуанов говорил о том, что санкции против российского госдолга, в первую очередь, навредят самим иностранным инвесторам.

«Если речь идет о долге, я уже неоднократно говорил о том, что в первую очередь, действительно, мы видим обратный интерес к нашему долгу со стороны иностранных инвесторов. Это в первую очередь ударит по иностранцам. Сами себе в ногу выстрелят», — заявил он 14 февраля.

С другой стороны, далеко не все инвесторы готовы идти на риск. Так, стало известно, что норвежский суверенный фонд Government Pension Fund Global (GPFG) в 2018 году сократил свой портфель российских гособлигаций на 45%, с 2,25 млрд долл. до 1,23 млрд долл. Это минимум с 2011 года. В 2013 году фонд владел российскими облигациями на 4,1 млрд долл.

Всего же за 2018 год нерезиденты сократили присутствие на рынке ОФЗ с 33,1% до 24,4%, то есть на 440 млрд руб. или примерно на 7 млрд долл.

Рейтинговое агентство АКРА еще в августе 2018 года писало, что «большинство американских держателей российского суверенного долга, не только не будет участвовать в размещении новых выпусков, дожидаясь погашений по графику, но и частично продаст имеющиеся непогашенные выпуски». Так и произошло на самом деле.

— Процесс «сброса» бумаг российского госдолга иностранными инвесторами продолжался в течение почти всего 2018 года, — пояснил «СП» руководитель аналитического отдела «Гранд Капитал» Сергей Козловский. — Более того, новые эмиссии, проведенные в течение этого периода остались полностью без внимания иностранцев. Практически весь долг выкупил сам Минфин России.

Массовая распродажа российских бумаг началась в момент возобновления слухов о новых антироссийских санкциях и усилились в момент начала венесуэльского кризиса, так как все понимали, что в Венесуэле у России большие интересы, а, следовательно, не обойдется без возможного вмешательства российской стороны в ход конфликта.

В Конгрессе США с прошлого года лежит постоянно дополняемый законопроект, предусматривающий санкции против российского госдолга, однако он по-прежнему не принят. Видимо, Запад ожидает более удобного момента.

Что касается примера норвежского фонда, примечательно то, что на фоне распродаж государственных бумаг практически не меняется доля российских акций в портфеле. За 2018 год произошло незначительное снижение на менее чем на 3%, что говорит об уверенности в потенциале российского фондового рынка.

На курсе рубля публикация и даже принятие новых санкция вряд ли сильно скажется. Просто потому, что влияние массового оттока иностранного капитала уже сказалось на курсе нацвалюты, поэтому говорить о потенциале данного давления поздно.

Аналитик ФГ «Калита-Финанс», эксперт по финансовым рынкам Дмитрий Голубовский также обнадеживает тем, что повторения 2014 года из-за санкций против российского госдолга не будет. Хотя если европейцы присоединяться к американцам, у рубля могут начаться проблемы. Однако, по мнению аналитика, гораздо большую опасность для страны представляют не финансовые санкции, а менее заметные ограничения против нефтяного сектора.

— В документе ясно сказано, что ограничения касаются только новых выпусков ОФЗ. Соответственно, на них упадет спрос. С учетом того, насколько американцы вкладывались в наш госдолг, упадет он примерно на четверть. Но это не катастрофа и не критично. Ну, будет доходность +1−1,5%. Поскольку никакой массированной, панической распродажи не будет, не случится и обвальной девальвации рубля.

Но давление на нашу национальную валюту будет усиливаться. Хотя, обратите внимание, что сейчас валютный рынок практически не отреагировал на публикацию этих санкций.

«СП»: — Почему?

— Потому что никаких катастрофических мер там не предлагается. Катастрофическим был бы запрет на владение российскими бумагами вообще, что спровоцировало бы вал продаж и необходимость выйти из активов, или запрет на долларовые расчеты, которые вызвали бы тот же панический выход. Так как этого не было, реакция рынка осталась спокойной.

Но давление на рубль будет усиливаться. Потенциал укрепления рубля и так был невелик, а сейчас его не осталось. Курс 65,30 был пиком для нашей валюты, после которого она перешла к снижению. Обвала не будет, но рубль начнет сползать, сначала в район 67 за доллар, потом еще дальше, потому что и цены на нефть могут пойти вниз. Хотя ремейка 2014 года и обвала валюты в два раза не будет. Все достаточно спокойно и постепенно.

«СП»: — Но тот же норвежский фонд избавился от российских гособлигаций на миллиард долларов…

— Да, нерезиденты постепенно выходят из наших ОФЗ. Норвежский фонд очень большой, он уходит постепенно, причем перекладываясь, наращивая инвестиции по другим позициям. Насколько я знаю, в нефтяные компании, которые платят большие дивиденды. Но весь прошлый год инвесторы наши бумаги продавали.

Просто уходили они постепенно. Например, дожидались погашения бумаг и не реинвестировали, или дожидались очередного купона и продавали. На самом деле то, что в Америке на полгода отложили вопрос санкций, было во многом связано с тем, чтобы дать людям все спокойно продать. Американские пенсионные фонды сидели в этих бумагах, и Вашингтон не стал стрелять в ногу своим инвесторам. Вот они спокойно и неспешно продавали ОФЗ. И сейчас тоже резких движений не будет. Санкции введут, даже не сомневайтесь, но дадут еще какой-то переходный период, как с «Русалом», чтобы инвесторы смогли без ущерба для себя сориентироваться.

Доля нерезидентов постепенно будет снижаться, в итоге упав еще процентов на пять. Но я надеюсь, что к этому процессу не присоединится Европа. Вот это уже будет неприятно, тогда из наших бумаг может начаться конкретное бегство, что скажется на рубле.

Хотя вообще, вопрос госдолга в этих санкциях не самый критичный. Все финансовые ограничения Россия преодолевает достаточно уверенно, пока у нее высокое сальдо торгового баланса. На сегодняшний день резервы Банка России уже перекрыли весь внешний долг. Поэтому по финансовой части прижать нас очень сложно. Гораздо серьезнее то, что не особо заметно.

«СП»: — Что именно?

— Это санкции против нефтяного комплекса, в частности, запрет на поставки оборудования. Это очень неприятно, потому что ограничит рост экспорта и выручки нашей страны в целом на международном рынке. Американские нефтесервисные компании занимают львиную долю на наших месторождениях. Русскую нефть добывают не русские. Эти компании российские только по названиям. А весь нефтесервис у нас отдан американским корпорациям Halliburton и Schlumberger. И если им запретят работать в России, у нас будут очень большие неприятности.

Мы станем менее конкурентоспособными и начнем уступать свою долю на рынке углеводородов американцам, которые очень активно наращивают там присутствие.

Сейчас они решают свои логистические проблемы. Американская нефть до сих не поставляется на Западное побережье, потому что у них не достроены трубопроводы. Но в следующем году эти мощности будут введены в строй, и дисконт между американской нефтью и нефтью Brent начнет падать. У них и так экспорт на историческом максимуме, и он продолжит увеличиваться.

Поэтому перспектив роста цен на нефть я не вижу, как и перспектив роста добычи в России. До сих пор драйвером роста нашей экономики был нефтегазовый комплекс. Но теперь и этого драйвера не будет. Поэтому нынешние темпы роста в 1% — это надолго, пока в правительстве не придумают новые источники роста.

«СП»: — Секторальные санкции ввели еще в 2014 году и с тех пор мы говорили о необходимости импортозамещения, в том числе в нефтяной сфере и в том, что касается оборудования. Получается, никакого прогресса за эти годы не было?

— А что вас в этом удивляет? У нас в стране делается только то, что Путин берет на личный контроль. Поскольку у органов власти нет заинтересованности в том, чтобы решить эти задачи, они не решаются, если только им не дать пинка.

Читайте также

Судьбу «Северного потока-2» решат 20 километров
Распространение Третьего энергопакета даже на небольшой участок газопровода сократит прокачку вдвое

Второй момент в том, что сами нефтяные компании тоже должны быть заинтересованы в решении этих вопросов. Но здесь в дело вступает банальная недальновидность и жадность. Тот, кто начнет вкладываться в долгосрочное развитие, он будет получать меньше дивидендов, меньше сможет инвестировать в текущее развитие. Поэтому компании не склонны к таким расходам и не занимались этими вопросами.

Тем более что для них это не совсем профильная деятельность, потому что нефтесервис — это одно, а разведка и добыча, которыми занимаются наши компании, — совсем другое. Они могли бы подумать о своем будущем и начать развиваться и в этой сфере, но они этого не делают.

«СП»: — То есть теоретически США могут нанести серьезный удар по нашей нефтедобыче?

— Могут, но они не будут этого делать. Они действуют очень разумно — катастрофическое падение добычи в России приведет к резкому росту цен на нефть, а им самим этого не нужно. Поэтому они будут регулировать российский экспорт. Грубо говоря, планировать, сколько Россия должна продавать нефти в будущем и в зависимости от этого давать или не давать технологии. Ситуация эта крайне неприятная.

Зависимость очень велика и, главное, эта проблема не решается за несколько месяцев. Чтобы развивать свои технологии, апробировать их, нужны годы. Если бы мы запустили этот процесс еще в 2014, сейчас такой проблемы бы не было.

Новости Евросоюза: Премьер-министр Баварии заявил, что России не место на скамье штрафников

Нефть и газ: Судьбу «Северного потока-2» решат 20 километров

Источник: svpressa.ru

Добавить комментарий