Китай нашел управу на свою «мафию силовиков»

Пока премьер Медведев уверяет, что санкции США нам не страшны, его коллега Ли Кэцян действует


На фото: премьер-министр Госсовета КНР Ли Кэцян (Фото: Алексей Дружинин/пресс-служба президента РФ/ТАСС)

5 марта в Пекине на открытии ежегодного 13-го Национального народного конгресса Китая выступил премьер-министр Ли Кэцян, который поставил цель, как можно быстрее модернизировать «производство в Китае». Только так можно адекватно отреагировать на угрозы из Вашингтона.

«Трудности, с которыми мы сталкиваемся, нельзя недооценивать», — отметил глава кабмина. И это притом, что на Поднебесную приходится около трети мирового роста мирового валового продукта и около двух третей роста азиатско-тихоокеанского региона, несмотря на замедление экономики КНР в 2018 году (темпы роста снизились до 6,6% ВВП).

Наблюдатели, в том числе из CNBC и Bloomberg, отметили, что в 35-ти страничной речи второго лица государства отсутствовала фраза «Сделано в Китае в 2025» (известная еще как аббревиатура MIC2025 — авт.), обозначающая достижение технического превосходства над Америкой.

С одной стороны, это может означать, что торговая война, развязанная Вашингтоном, и атака на лидера китайской электронной промышленности компанию Huawei, требует от китайского правительства более быстрых, но все-таки осторожных шагов. Любое упоминание о MIC2025 действует на заокеанский истеблишмент, как красная тряпка на быка.

Читайте также

Россиянам поднимут «индекс счастья» вместо пенсий и зарплат
Чиновники любой ценой пытаются избежать ответственности за провалы

С другой стороны, выполнение программы MIC2025 остается в силе, поскольку в числе главных приоритетов остается «такое улучшение качества продуктов и услуг, которое предопределит «выбор ответственных отечественных и иностранных покупателей» в пользу продукции из Поднебесной. Ясно, что без технологического рывка достичь высочайшего качества продукции при одновременно доступной цене не удастся.

Напомним, программа MIC2025 была обнародована в 2015 году и на первых порах не вызвала особой критики со стороны США. Однако по мере реализации её подпрограмм в 10 стратегических отраслях промышленности, начиная с робототехники и кончая созданием новых уникальных материалов, в Вашингтоне все громче стали говорить о потере былой американской монополии в научно-техническом прогрессе.

Чем меньше становится зависимость Поднебесной от западных технологий — тем агрессивнее ведут себя американцы. Американцы бесятся от того, что именно китайское государство берет на себя значительную часть трат и управленческих компетенций в инновациях промышленных компаний. По их мнению, это подрывает правила международного частного рынка наукоемкой промышленности.

И вот Вашингтон получил новую оплеуху. В опубликованном 5 марта отчете о китайском госбюджете сказано, что расходы центрального правительства КНР на науку и технику возрастут на 13,4% — до 354,31 млрд. юаней ($ 52,88 млрд.).

В этой связи Ли Кэцян отметил, что «Пекин увеличит поддержку фундаментальных и прикладных исследований, активизирует оригинальные инновации и сделает все возможное для достижения прорывов в основных технологиях в ключевых областях». Правительство также будет стимулировать налоговыми льготами и дешевыми кредитами компании, которые внедряют инновации.

В Китае создан эффективный механизм контроля над казенными деньгами, которые направляются на науку и в наукоемкие производства, в том числе в частные и даже совместные с иностранцами компании. Достигнуто это исключительно за счет того, что «коммунистическое руководство Китая очень дисциплинировано», отмечает Джордж Виттман, директор Национального института публичной политики США (National Institute for Public Policy).

Дело в том, что двойная экономическая система — государственно-частная — требует от команды Си Цзиньпина особого стиля управления, который не допускает «панибратства» и даже какой-либо дружбы с большим бизнесом или силовиками.

Джордж Виттман, опираясь на данные американской разведки, пишет, что в китайском политическом руководстве существует «оперативная напряженность, граничащая с конфликтами по определенным вопросам». В Пекине всё подчиняется плану развития, в данном временном периоде — программе MIC2025. Любое отступление от нее приравнивается к преступлению.

В этих условиях рейдерство, особенно со стороны «правоохранительных» мафий, наиболее опасных для развития любой экономики, стремится к нулю. Иначе дело придется иметь с убежденными китайскими коммунистами.

Вторым важнейшим драйвером роста экономики Китая является активное кредитование по доступным ставкам. В этой связи многие эксперты давно уже пророчили Поднебесной кризис из-за растущего долга, который достиг к концу прошлого года $ 476,97 млрд.

Однако правительству из года в год удается успешно балансировать между активным заимствованием и кредитной нагрузкой. Ибо без доступных и долгих денег вообще не возможен успешный бизнес и процветание страны. Все очень просто и одновременно невероятно сложно: бегство капитала из азиатского дракона находится под контролем коммунистического Центробанка. Да, деньги уходят из КНР, но на инвестиции и покупку технологий. Фактически в Поднебесной наблюдается реальное, а не мнимое подчинение деловой элиты политическому центру.

Если провести параллели с Россией, то мы увидим и слабое кредитование, и воровство бюджетных средств в огромных объемах. Собственно, чтобы закрыть эти прорехи, и проводилась в нашей стране пенсионная реформа.

Однако вернемся к Китаю. Как известно, КНР будет праздновать 1 октября 2019 года свое 70-летие. Стране есть, чем гордиться: это и достижение фантастического стандарта связи 5G, который является базисом Промреволюции 4.0, и космическая программа с высадкой автоматической станции на обратной стороне Луны, и беспрецедентное снижение бедности.

Читайте также

Отчет не состоялся
В Госдуме призвали членов правительства тщательнее готовиться к докладам

А в России, к сожалению, в секторе высоких технологий похвастаться нечем. Как ни крути, Роснано и Сколково не сравнишь с Huawei. Между тем, в нашей стране в 2019 году на гражданскую науку выделяются немаленькие деньги. В этом году предполагается из средств федерального бюджета направить на эти цели 416,3 млрд. рублей, или $ 6,5 млрд. (в прошлом — 363 млрд. рублей). С учетом разницы в численности населения суммы вполне сопоставимы с китайскими тратами. Однако — где они, и где мы?

В КНР самым сильным (а в РФ самым слабым) местом внутренней политики является кадровый вопрос, который стимулирует рост экономики Поднебесной. В России, напротив, тормозит.

Более того, члены российского правительства продолжают неприятно удивлять. Дошло до того, что руководитель нижней палаты Володин был вынужден на правительственном часе прервать выступление главы МЭР Орешкина.

А накануне «прославился» уже шеф Орешкина — премьер-министр Медведев, который в отличие от китайского коллеги Ли Кэцян, заявил в беседе с журналистами из Люксембурга: «Воспитательный эффект (от американских и европейских санкций — авт.)» — нулевой". Дмитрий Анатольевич еще бы процитировал слова из песни о зайцах — ту самую, которую спел Юрий Никулин: «А нам все равно… В самый жуткий час мы волшебную косим трын-траву».

Новости Китая: Китай завершил испытания нового твёрдотопливного ракетного ускорителя

Китай сегодня: Объем экспорта и импорта товаров Китая достиг нового пика

Источник: svpressa.ru

Добавить комментарий